За туманом.

(23 октября 2015 года)

"И с каждой осенью я расцветаю вновь!" (с)

Город устал за рабочую неделю и прилёг отдохнуть, аккуратно накрывшись туманом. Верхушки домов на горизонте спрятались в его мягкой, молочной пене. Атмосфера от этого немного беспросветная, даже зловещая. В серости города чувствуется усталость. Сонных людей тянет в тёплую постель, хотя они по инерции и выдавливают дежурные улыбки на рабочих встречах и совещаниях. В воздухе нет привычного пятничного предвкушения пьянки и танцев. Горожане хотят вторить городу и тоже накрыться чем-нибудь мягким и вязаным, уютно потягиваясь и зевая. Серость и темноту можно разбавить мягким светом настольной лампы (или свечей), а промозглость горячим чаем (или чем-то покрепче).

Следом за прогулочной, солнечной, тёплой осенью, медленно срывающей листья с деревьев ради украшения лесов и парков, наступила осень подлинная, пушкинская "унылая пора" с непонимаемым многими очарованием. Начало этой поры толкает лениться, созерцать и размышлять, но вместе с похолоданием на улице сердца и мысли людей (в отличие от медвежьих) начинают биться быстрее. Дела, забытые в летней праздности и отложенное в первичной осенней лени, достаются из пыльных, чердачных ящиков и потихоньку выполняются.

В сонных движениях города, в людских разговорах, в запах и ощущениях - во всём появляется зимний привкус. В ожидании скорых морозов и снега всегда есть что-то сказочное и чудесное. Руки ещё не тянутся в шкаф за ёлкой и новогодними игрушками, а глаза не засматриваются на шампанское, мандарины и оливье на прилавках магазинов, но что-то еле уловимое в воздухе уже есть.

С осенью в голове расцветает много мыслей и предвкушений: о делах и зиме, о новогодних чудесах и развлечениях, о поездках и праздниках, о итогах года и планах на будущий год. Но пока и пробуждение активности, и зимние нотки очень далеко на горизонте. Кажется, что они пока даже толком не видны, но внутренний голос подсказывает что где-то там они есть. Спрятались за ленивой усталостью и плотным осенним туманом, накрывшим город.

Туман рассеется и всё поджидающее нас на горизонте играючи войдёт в наши будни. А жизнь, сейчас накрытая усталостью и ленью, расцветёт вновь. Совсем как у Пушкина.

Зимняя капель

Зима…
Люблю ее за холодные стужи, снежные сугробы и морозные узоры на стекле.
Люблю длинные прогулки по улицам города или морскому побережью. И приходить уставшей домой, ощущать каждую секунду в ожидании, когда нагреется чайник, чтобы заварить самый горячий чай на земле. Как приятно греть руки теплом чашки, и вдыхать самый яркий и насыщенный аромат напитка. Эти мгновения – когда с холодных просторов улиц ты возвращаешься в теплый дом, запоминаются надолго. И, даже летом, я люблю вспоминать эти дни, с предвкушением воспоминаний.
Но зима в нашем городе, не так сурова, не так снежна, как иногда этого хочется. Белые просторы и скрип сугробов на земле, танцующие снежинки в полете и ветер, от которого хочется скрыться, укутавшись самым теплым вязанным шарфом всего недолго радуют нас. Порой, несколько дней, а иногда – недель.
А потом наступает ощущение прихода весны.
С крыш свисают хрустальные гроздья льда. Они по очереди бросают маленькие капельки, вобравшие в себя солнечный свет и все краски неба. Снег постепенно обретает цвет земли. А по асфальту текут реки – яркие и живые. Они голоса зимней оттепели. И когда сапогами наступаешь на одну, ощущаешь, будто взорвал огромный кусок солнца, который по частичкам, с каждой капелькой разлетается в разные стороны. Так зима дышит с тобою. И ощущает каждое касание твоей мысли...
А я продолжаю наслаждаться… ослепляющим глаза блеском луж и капели. И радуюсь, чувствуя близость природы. И как хорошо, когда забываешь обо всем на свете и просто любишь… этот воздух, эти улицы, эти деревья и остатки белого снега. И потревожить может лишь сорвавшийся сучок, с треском упавший на землю. Или встрепенувшаяся стая голубей.
Люблю природу… Она – жизнь и воздух…  Она радость. И каждый день становится особенным и запоминающимся.
15.01.2015

9 месяцев и 90 дней.

"Жизнь как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какая начинка тебе попадётся". (Форрест Гамп)

Сорванный лист календаря, обнаживший 1 июня, застал лето на полном ходу. Уже была и летняя жара, и летние грозы с ливнями, и парковый кальян, и долгие прогулки по родному городу, и первые суровые пьянки, и уличный спорт, и путешествия к морю, и парки, полные цветущих деревьев, и мороженое до отвала...



Даже удивительно, что календарное лето случилось только теперь. Тёплое, спокойное, удивительно приятное, без лишней жары или холода. Как раз такое, чтобы брюки с рубашкой комфортно носились и утром, и днём, и вечером. Будто за май погода уже перебесилась, испытав нас и тяжёлой духотой со знойным солнцем, и пасмурными холодами с суровыми ливнями и грозами.

За бурную весну накопилась усталость. Вместо ощущения краткосрочности летних месяцев отчего-то стойкое ощущение его преждевременности. Будто нужно немного перевести дух, взять передышку, чтобы с новыми силами бросится в настоящее лето. Не ленивое, похожее на испанскую сиесту с холодной сангрией в гамаке, а активное, с бурными гулянками и увлекательными путешествиями, поездками и прогулками, постоянными новшествами в жизни, чтобы в минуты коротких передышек (пусть даже с сангрией и в гамаке) мышцы приятно гудели, голова была переполнена мыслями и впечатлениями, а душа - чувствами и эмоциями.

Последние 9 месяцев, родившие для нас новое, долгожданное лето, выдались интересными и счастливыми, но какими-то трудными и выматывающими. Новое и радостное сопровождалось неуютными испытаниями. Жизнь будто вставала на новые рельсы через неудобную, заржавевшую стрелку.

Каждый сезон дарил какие-то страхи и чувство, близкое к опущенным рукам. Сначала где-то внутри всерьёз казалось, что осень не пережить, потом, скрипя зубами, переживали некоторые зимние минуты, в которые обманчиво представлялось, что весеннего тепла уже не дождёмся. Потом, бурной весной, точно так же временами не верили, что дождёмся лета.

Но лето наступило, застав нас какими-то обессилившими от череды событий и моментов, счастливых и грустных. Дорога за спиной полосатая, как зебра. Её прелесть в возможности почувствовать настоящую жизнь вместо скучной идеальности. Отведать шоколадных конфет с разной начинкой из коробки, названной жизнью в кино-классике.

Почти каждый день я езжу на работу электричкой. Стою на залитой солнцем платформе, щурюсь от ярко света, смотрю на составы и людей. От приходящих электричек пахнет загородной дачей, речной водой и сочным шашлыком. Поезда проходят со звуками дальней, полной приключений, дороги. Всё здесь, набито удивительным предвкушением радостного и интересного. Платформы и лето в душе любого русского человека неразрывно связаны.

Лето только началось, но уже удалось и всё доказало. Оно погодой и событиями дало нам фору, ещё стоя на пороге и смотря, как мы прощаемся с цветущей весной. Осталось держать планку так же высоко и использовать полученную фору правильно.

До конца лета осталось 90 дней.


Дождливое перепутье.

Время майских дождей всегда вносит коррективы в настроение (хотя иногда эгоистично кажется, что это настроение вносит коррективы в погоду). Несколько друзей, не сговариваясь, зовут пить водку. Понимаю, что пятница и всё логично, но зовут не в бар и не на прогулку, не на весёлую коктейльную вечеринку, а именно пить водку. Спокойно, со знанием дела, без лишнего кривляния и балагурства. Хорошо бы, чтобы ещё был горячий борщ, чтобы обжигал рот, когда спешишь закусить, и кислые соленья.

На работе бесконечная сонливость. На новом месте выдали медленный компьютер и сегодня впервые не бешусь от его отсталости, а хорошо чувствую, что он под стать мне. Дела идут будто по чайной ложке, а не большими глотками, как я привык. Вот-вот норовят начать выдавливаться из дня одними каплями.

Сотрудники непривычно часто ходят пить чай на кухню и сидят там подолгу за плетёнными столиками, смотря в окно стеклянными взглядом. Чашки застывают в руках где-то в районе лица, а они становятся похожи на какие-то памятники. Ещё один рабочий монумент в честь дождливой погоды. Первый - в общем холле, где развалились на полу десятки мокрых зонтиков.

Дождь сегодня не убедительный. В нём нет силы, как бывает во времена ливней с громом и молнией (а ведь именно этого ждёшь в середине мая). Только какая-то сонливость и уныние. Под ним даже толком не промокаешь, пока движешься от дома (или работы) до метро.

И небо непонятное. Не грозовое и нечистое. Просто какое-то серое, без всяких узоров. Но вся атмосфера именно от этих неубедительных элементов становится какой-то глубокомысленной и безальтернативной настолько, что в такую погоду остаётся лишь три варианта.

Первый - сурово пить водку, чувствуя, как тело согревается изнутри. Вести задушевные беседы или тихие споры "из последних сил". Никуда не торопиться и чувствовать от водки только хмель, а не желание действовать, как это бывает обычно.

Второй - уныло грустить в одиночестве. Есть в этой грусти какая-то особенная изюминка. К ней не чувствуешь отвращение, как ко всякому другому унынию. Сидишь на подоконнике, смотришь в окно, но не на пейзажи, а на то, как капли разбиваются о стекло и стекают к раме, думаешь о чём-то печальном или просто крайне серьёзном и важном... и вдруг ловишь себя на мысли, что получаешь от такой дождливой депрессии какое-то эстетическое удовольствие.

Тебе вторит город с мокрыми крышами и прохожие где-то внизу, укрытые зонтами и будто загипнотизированные дождём. Если дождь с таким настроением идёт достаточно долго, то начинаешь себя чувствовать героем рассказа Маркеса про дождь в Макондо. Даже слышишь как шелестят страницы под пальцами твоего читателя. Тебя живого и настоящего уже не остаётся. Только персонаж, собранный из букв на страницах старенькой книжки, которую читают обязательно у камина под треск огня.

Третий - делить мягкую постель с любимой женщиной. Пить из бокалов на длинных ножках что-то слабоалкогольное (и желательно пузырящееся), менять разговоры на секс, а нежность - на страсть, смотреть на взъерошенный мокрый город за окном, прятаться под одеялом от суеты, читать книги и не видеть всему этому ни конца, ни края.

Варианта ровно три. Начну, пожалуй, с водки.




feel the sense

Повседневный серый мир. Однобокие люди с однобокими интересами. Словно ужаленные плохой погодой и ужасным настроением. Заставляющие себя улыбаться и надевать "маску" каждый раз, когда они видят знакомого. Метро. Оглядываешься по сторонам в поисках одной единственной улыбки. Островка в этой унылой жиже. Никого. По лицам людей словно проехался трамвай, разгладив все эмоции. Начинается толкотня. Женщину с ребенком и тяжелой сумкой грубо пихает внутрь вагона огромный поток тел. Молодая девушка на каблуках в 15 сантиметров сидит с бессмысленным выражением на лице. Женщина сходит через две станции, так и простояв все это время. Час пик. Суматоха усиливается. В пробке завязалась целая вереница машин. И снова лица, лица повсюду. Недовольство, уныние, злость, безразличие. Каждый успел надеть свою "маску" и выбрать роль. Таксист, ругающийся с водителем автобуса. Женщина с дико "надутыми" губами и ярким макияжем. Молодая пара, спорящая о цвете обоев в кухне и их маленький ревущий малыш. . .

Продолжать можно до бесконечности. Так и хочется спросить каждого. У вашей жизни есть смысл? Ради чего вы живете?

Бесполезно прожигая время. Работая или сидя дома. Людям свойственно возвышать значимость своих целей. За повседневным они перестают видеть главного.
tumblr_myy8i2o8to1r5mmhlo1_500


После праздников (ещё раз о празднике, который всегда с тобой).

Сегодня для нашей страны особенный день. 250 миллионов человек в огромной стране напоминают выброшенных на берег рыб, которые жадно вдыхают воздух, от которого давно отвыкли. Загипнотизированные праздниками, привыкшие к другому ритму жизни, люди снова выходят на работу и возвращаются к стандартным будням.

Есть в этом новогоднем периоде какая-то особенная передышка целой страны, в которой рождаются миллионы интересных событий и знакомств. Есть здесь нечто символическое. Мы все планируем за праздники многое успеть, но в реальности проваливаемся в особую атмосферу праздности и не успеваем почти ничего. Правда, к концовке становится понятно, что эта бесконечная бездна праздности и есть главный смысл таких передышек. Многие о ней сожалеют, не понимая, что получают нечто совершенно особенное, дающее возможность, выбравшись из гипнотического веселья и отдыха, ударно работать целый год.

Сегодня я шёл на работу по заполненным людьми улицам и чувствовал, как заснувшее на пару недель, снова обретает жизнь. Тёмные и пустынные на праздниках бизнес-центры медленно оживают. Будничный муравейник начинает течь по коридорам и кабинетам. Пока ещё медленно и лениво, с кружкой кофе в руках и не попадая по клавишам, но уже с каким-то неизбежным ощущением возвращения привычного ритма жизни. Через несколько дней он обязательно достигнет привычного ритма беготни и аврала навалившихся после праздников дел. Старый новый год, который вечно проходит в нашей стране в режиме "из последних сил" поставит жирную точку, рассеивая остатки праздничного тумана.

Мы ещё долго и безнадёжно будем за этот туман цепляться. Проходя сегодня бизнес-центры, я видел, как в некоторых окнах горели ёлки, переливаясь огнями. Они как символы уходящих праздников, которые мы попытаемся сохранить в наших сердцах ещё долго, не желая убирать украшения, как минимум, до февраля.

Атрибуты праздника со временем исчезнут, но неизбежно останутся люди (давно знакомые и вновь обретённые), которые его с нами разделили. Так уж совпало, что они же делят с нами и жизнь.

Спасибо всем тем, кто разделил этот праздник со мной (каждодневно или коротко). Спасибо не за то, что умеете здорово веселиться и выдумывать радости на пустом месте, не за то, как много и терпеливо вы со мной пьёте, не за то, что нашли силы и здоровье на этот длинный праздничный марафон. Спасибо за то, что вместе с праздником делите со мной и нечто большее, принимая не только достоинства, но и недостатки.

Покуда такие люди есть, и с праздником в сердце всё будет в порядке. Для него нужны не атрибуты. Для него нужны настоящие люди вокруг, любящие и любимые, с их разговорами, взглядами и объятьями.

Цените и берегите таких людей. Не потому, что они делят с вами праздник, а потому что праздник приходит вместе с ними.


2015.

(4 января 2015 года, 5.30 утра)

Зима опять возвращается. Ночью мы приехали в Гольяново, когда на улице был сильный плюс и дороги, на которых ещё недавно таял снег и текли лужи, уже почти высохли, как бывает где-то в начале весны, в первые солнечные, тёплые дни. Когда уезжали в пять часов утра дороги занесло снегом. Метель снова напомнила о зиме и вернула новогодние ощущения, стремление идти на катки (которые под дождём выглядели совсем уныло) и играть в снежки в парках.

Переход из 2014 в 2015 произошёл ударно и весело. Сначала предновогодние встречи, бары, прогулки и бесконечные "с наступающим", потом сам новый год, следом - бесконечная череда квартирников (поездки по друзьям и приём гостей у себя дома). Голову придподнять и осмотрется удалось только сегодня, когда наступил какой-то пересменок, связанный с нахлынувшей усталостью, когда водка пьётся уже по инерции и бесконечные встречи приелись.

Казалось бы, ещё денёк и вся эта новогодняя история (которая для меня началась ещё 1 декабря) совсем приелась бы, но выпал снег и в город начала возвращаться зима, подарив празднику второе дыхание (вместе с возможностью для чисто зимних развлечений). Сегодня, когда сожаления о том, что я остался на праздники в Москве (привык отдавать декабрю всё городское новогоднее, а на январские сбегать в путешествия за границу), совсем улетучились и появились мысли о том, что новогодних гуляний вполне достаточно и можно приниматься за дела, зима сделала то, что уже не получалось у многочисленных друзей и развлечений. Вернула праздник.

Впереди ещё неделя праздников и возвращение зимы не оставляет нам шансов провести её блекло. Давайте ещё больше встречаться, ходить на катки, играть в снежки, лепить снеговиков и отдавать новогодним праздникам свои последние силы.

С новым годом. Берегите время и друзей. Эти два самых ценных ресурса позволят вам прожить жизнь и счастливо, и полезно.


История футболки из Гавайи

Это случилось пару лет назад. Я была в поисках новой квартиры. Риэлторы, маклеры, объявления на форумах... Пробы не приводили к результатам. Потеряв надежду и погрузившись в отчаянье, я ехала в трамвае. Дороги, рельсы и деревья провожали меня. Мне казалось, что они говорят со мной, и, прислонившись к окну, я продолжала свое маленькое путешествие к дому.
Но тут зазвонил телефон. Голос с мобильного казался вежливым, и я почувствовала, что могу принять для себя информацию. К сожалению, так бывает не всегда. Порой, слово, другое… и ты понимаешь, что человек лжет или навязывает тебе ненужную «вещь», например. Здесь все оказалось по другому.
Я решила посмотреть на квартиру, и через день направилась к дому.
Теплое уютное местечко, каких много в нашем городе. Кровать, столы и стулья – все на месте. И я поняла, что мне подходит это место для временного пребывания. И, хотя, время торопило меня ехать обратно на работу, с которой я отпросилась, мы не спеша насладились чашечкой чая. Арендодатель оказался посредником – парнем, который по договору еще должен жить в этой квартире. Но т.к. он расстался с девушкой, необходимость в ней отпала. Денег за посредничество с меня не взял, но зато пообещал подарить настоящую футболку из Гавайи. Так мы разошлись, договорившись о кровном родстве – мол, брат и сестра (для настоящих хозяев этой квартиры).
Переезд прошел удачно. Был ливень, и нас охватила прохлада летних капель дождя. Но мы продолжали наше путешествие на машине к моему новому дому.
Как сейчас помню… Мокрая и холодная я стучу в квартиру, в которой «брат» уже ожидал меня. Сделав небольшое удивление моему мокрому состоянию, он гармонично вписался в помощь подъема сумок. А мне оставалось только греться и наслаждаться новым интерьером.
Вещи на месте. Снова чашка чая на столе и разноцветные цукаты. Брат пожелал мне удачи, подарил футболку из Гавайи и попрощался.
Все произошло так быстро, что я не успела понять о случившимся.
Это было время, когда я не работала вот уже пару дней. И я могла посвятить себя разбору вещей и посуды, и покупке нового пернатого друга Миши. Тем более, что рынок находился в одном квартале от меня.
Девушка, с которой расстался брат, на тот момент была во Франции. О ее приезде меня должны были известить. Но какая неожиданность была для меня, когда я, разбирая вещи, в футболке ее бывшего парня, встречаю ее в квартире. У нее были ключи, и она также не ожидала, что я буду здесь находиться, думая, что я на работе.
Я запомнила ее грустный взгляд (вероятно, я заразила ее своим настроением).
Снова пошел ливень, и она будучи в растерянности, ушла в поисках нового жилья. Я и ее вещи остались в доме.
Так, вернувшись, мы побеседовали, выпив по чашке чая. Идти ей было некуда. И я предложила ночлег. Ночь прошла спокойно, мы общались, и я старалась не говорить ни о футболке, ни о брате (ее бывшем парне). Так наступило утро.
По сей день футболка напоминает мне о тех, казалось бы странных, но приятных моментах жизни. Было легкое общение, были звезды между нами и вселенная.
Так открылась мне теплота Гавайских остров.

04.02.2014

Первый зимний день и Праздник детства.

(1 декабря 2014 год)

Зима со скрипом открывает дверь моего любимого месяца. Погода сегодня, как по команде, вытянулась стрункой и показала не только мороз, но и снег. О сугробах и метелях говорить рановато, но снежинки кружат в небе и накрывают землю тонким белым покрывалом, куски которого застревают на деревьях и крышах домов.

Наступает предновогоднее время волшебства. Зима, созданная для снежных прогулок, морозных катков с друзьями и глинтвейном, ёлок и огней по всему городу, снежков в парках и довольной детворы у школ и детских садов с промокшими насквозь варежками и раскрасневшимися щеками, входит в свои законные владения. В последние годы она выглядит скромно. Если раньше решительно отодвигала осень в сторону уже в конце октября или, в крайнем случае, в ноябре, то теперь даже в декабре действует нерешительно.

Но, так или иначе, время чудес наступает. В эту минуту даже суровые скептики немного поддаются всеобщей эйфории и, встречая на улице новогодние украшения втайне улыбаются, пытаясь не показать окружающим, как поднимаются уголки их губ. Люди же восторженные каждодневно испытывают бурю эмоций, совершая традиционные предновогодние мероприятия, которые никогда не надоедят.

Collapse )


2014-12-01 20.48.24

Первый снег

Оригинал взят у maximvictorich в Первый снег

- Знаешь, я никогда не писал о снах …
Он оглянулся и удостоверился в том, что она слушает. Его взгляд снова вернулся к окну, на экране которого оранжевый человечек чертил черные жирные линии на первом, неожиданно белом снегу. Он продолжил.
- Никогда о них не писал, о снах. Даже не знаю почему. Тысячи удивительных жизней. Еще больше событий и ничего не осталось. Почти ничего. Всё забылось. Ну, кроме, конечно, тех, которые совсем не отсюда, которые не забываются, потому что…
…незабываемые. Понимаешь?
Он опять машинально проверил её на внимательность. Она задумчиво, но приветливо улыбнулась. На глаза снова накатило волной белоснежное море двора.
- Сейчас война снилась. Часто снятся войны. Не такие, чтобы где-то там, кто-то, другой, а именно бои и ты сам в этой войне. Я вот сейчас проснулся и до сих пор там ещё.
Он помолчал, наверное, для того, чтобы убедиться в том, что так оно и есть. Реальность по-прежнему была двоякой. Глаза видели одно, глаза закрепляли пробуждение, но память еще жила сном, сохраняя теплым увиденное, пережитое.
- Люди почему-то не считают сны частью своей жизни. Частью реальной жизни. Я не говорю о том, что сон это продолжение или тоже самое, что сейчас, вот сейчас, когда мы уже с тобой проснулись, и я что-то говорю, а за окном снег. Конечно, это уже другое, но когда столько снов видел, видишь, это как-то переплетается всё и становится одним живым веществом, одной цельной большой тысячелетней жизнью. Понимаешь? Сны, конечно, забываются, ничего вроде бы от них не остается, но они как слои земли накладываются друг на друга. Сверху вроде всё как обычно, а начни раскапывать, начни вспоминать, и погружаешься. Вот именно погружение происходит. Глубина появляется. Глубина жизни, понимаешь?
Он услышал, что опять повторил «Понимаешь?», которое всегда раздражало окружающих и мешало говорить ему о сокровенном, о знании. Но на сей раз, он не стал проверять её реакцию, испугавшись отвлечься пустыми репликами и забыть о главном. А главным был сон. Он хотел его рассказать, и поэтому всё это время старался сохранять в себе ощущение реальности увиденного.
- Война снилась. Как будто опять с немцами, как в сорок первом. Только в то же время, как сейчас: время вроде бы как сейчас, а танки, форма, как тогда. И при этом на мне джинсы были. Да, джинсы. Я потом, на следующее утро их надевал, но понял, что запачкаю, и натянул какие-то старые штаны... Но это на следующий день было, когда там, во сне, проснулся. А до этого, накануне, она началась. Война. И деревня какая-то. Не город. И там танки на горизонте. И потом они уже совсем рядом, а мы всё еще готовимся, бегаем, орем. И страшно как-то по-настоящему, и потом они везде, немцы. И танки, и их солдаты. И постоянно стреляешь, перебегаешь, наклоняешься, выглядываешь. И стреляешь постоянно, и оружия не хватает. И страшно, и постоянно думаешь, что всё, вот сейчас всё. И я уже не помню и не вспомню, чем закончился этот день, но вот я просыпаюсь в какой-то хате. И отец в доме тоже. Живой… И как будто мы вчера от немцев деревню отбили, но сейчас утро и они вот-вот начнут новое наступление, и я понимаю, что нам не удержать их, и сам собираюсь, и говорю отцу, что надо уйти из деревни и уже почему-то в другом месте начать бой, там, где кто-то нам поможет, потому что здесь уже все почти погибли. А отец со мной не идет, говорит, что здесь почему-то ему надо остаться. Что, дескать, кто за домом приглядит? И я ему не возражаю, нервничаю, но понимаю, что надо идти, искать подкрепление, и что вот-вот начнется наступление. А на улице оказывается оживление. И помню, какой-то странный, толи теплоход, толи бронепоезд, а в нем почему-то французское ополчение и они за нас, вроде как за ночь собрались и вот, к нам, помогать. И они почему-то радостные такие, а я понимаю, что сейчас начнется страшный бой. Что немцы отдохнули, что сейчас их будет намного больше, чем вчера и, в общем, не понимаю, чё они такие радостные?! И еще много наших вокруг, но они какие-то спокойные. Ни криков, ни суеты. И тут до меня доходит, что что-то изменилось, что-то случилось и боя не будет. И я начинаю думать, что неужели мы вчера их как-то отогнали отсюда. Но потом вижу немецкого офицера. Он просто сидит у какого-то двора. И я уже рядом, вижу у него в руке пистолет, и еще думаю, как бы он не выстрелил в меня, но смотрю, что офицер какой-то странный. На меня вообще ноль внимания. Видно, что о чем-то своем печалится, отрешенный, в прострации. И тут, я не помню, как, но узнаю, что война закончилась. Оказывается, мы где-то у них взорвали атомную бомбу и всё, войны больше нет. И знаешь, какое-то пугающее чувство во мне родилось. Я с ним и проснулся. С одной стороны радость, что не будет боя, что живы, а с другой стороны какая-то тоска, опустошенность от того, что это мы сбросили бомбу. Что не кто-то другой, а мы. Понимаешь?